Удивительные подвиги русского флота
Русские моряки — это герои среди героев и то, что доводилось совершать им бывало еще более поразительным, чем подвиги русской армии.

Удивительные подвиги русского флота О десяти наиболее поразительных из них мы хотели бы рассказать нашим читателям. В ТОП мы попытались подобрать не только чисто военные свершения, но и подвиги в области исследований и человеколюбия.

Русский флот настолько славен, что многие не менее достойные деяния, чем представленные ниже, в ТОП не вошли в силу формата. А потому, в будущем будет представлен второй ТОП-10 удивительных подвигов русского флота, куда войдет недостающее. Гордитесь своей Родиной!

1. Подвиг дуббель-шлюпки №2 капитана II ранга Остен-Сакена (1788 год).

Удивительные подвиги русского флота

Русскому императору и русскому народу верно служила целая плеяда так называемых «русских немцев» — эмигрантов из мелких германских государств и дворян из Прибалтики.

Один только род баронов Остен-Сакенов дал России 12 государственных деятелей, среди которых целый генерал-фельдмаршал — герой войны 1812 года и несколько офицеров, дипломатов и ученых.

Но наш рассказ будет о единственном среди баронов Остен-Сакенов морском офицере — капитане 2 ранга Христиане Ивановиче, уничтожившем на своем корабле сотни турок в ходе Русско-турецкой войны 1777-1778 годов.

Христиан Иванович родился в 1755 году в семье небогатого капитана Кристофа Адольфа фон дер Остен-Сакена. Офицеры в те времена зачастую сами обеспечивали себя формой и положенными дворянам атрибутами. А служба во флоте в плане обеспечения себя всем необходимым была дешевле, чем в армии. Поэтому Христиана Ивановича отец определил в Морской кадетский корпус.

Юноша успешно окончил корпус в 1772 году. Молодому мичману повезло начать службу на 74-пушечном линкоре «Чесма» и сразу же поучаствовать в длительном переходе вокруг Европы: с Балтики в Греческий архипелаг Средиземного моря. Здесь он участвовал в Патрасском сражении с турками.

Три года мичман Остен-Сакен служил в составе русского Средиземноморского корабельного отряда, а потом был переведен на Балтийский флот и, через 11 лет оказался на черном море. В 1787 году он был произведен в капитаны II ранга.

Здесь капитан II ранга Остен-Сакен, кавалер ордена Святого великомученика Георгия Победоносца и участник 18 морских военных походов, побывал капитаном нескольких разных кораблей и соединений в составе Днепровской гребной военной флотилии.

В 1788 году Остен-Сакен был назначен командиром дубель-шлюпки №2 (небольшой однопалубный военный корабль с двумя мачтами с латинским парусом и 14-20 парами весел, вооруженный пушками и фальконетами). Именно на этом корабле барон и совершил главный подвиг своей жизни.

20 мая 1788 года гребная флотилия была послана к Кинбурнской косе для защиты побережья от турецкого десанта. Командир флотилии послал Остен-Сакена в крепость к Суворову, за докладом о положении дел для Потемкина.

Когда корабль Остен-Сакена возвращался назад с письмом Суворова, то натолкнулся на отряд из 30 турецких галер (максимальный экипаж каждой галеры 450 человек при трех больших орудиях и нескольких фальконетах).

osten-saken

Тринадцать галер из турецкого отряда бросились в погоню и вступили в неравный бой с дубель-шлюпкой №2 (52 человека экипажа, 7 орудий и 4 фальконета).

Соотношение сил ужасающее — против полусотни русских моряков около 5 000 турок, против 11 наших орудий — минимум 39 пушек врага.

Но Остен-Сакен принял бой, одновременно выполняя и боевую задачу — часть экипажа капитан отправил к берегу в шлюпке, с донесением Суворова и флагом корабля, чтобы первое обязательно дошло до Потемкина, а последний не достался врагу.

Три турецких галеры барон потопил в артиллерийской дуэли, а еще четыре решили взять дубель-шлюпку на абордаж.

Тогда 35-летний офицер приказал своим уцелевшим морякам прыгать в воду, а сам взорвал свой корабль вместе с этими четырьмя.

Благодаря его подвигу письмо было своевременно доставлено Потемкину, сильнейший взрыв предупредил русский гарнизон крепости Очаков о подходе турецкого флота, а турки стали бояться брать русские корабли на абордаж. В этом бою погибло несколько десятков русских моряков и около двух тысяч турецких.

2. Взятие морской крепости Корфу десантом с эскадры адмирала Ушакова (1799 год).

Удивительные подвиги русского флота

Адмирал Федор Федорович Ушаков, был великим русским флотоводцем, не знавшим поражений, а за свою заботу о моряках, милосердие к врагам и глубокую веру он был причислен Русской Церковью к лику святых.

Каждая его баталия — при Тендре, Калиакрии, Фидониси и проч. заканчивалась полным разгромом противника и становилась великой победой. Но штурм современной морской крепости с моря — деяние беспрецедентное и заслуживает отдельного рассказа.

В 1798 году император Павел I вступил в союз с недавним противником — Турцией, и Черноморскому флоту было поручено действовать вместе с турками в Средиземном море против революционной Франции.

Крепость на острове Корфу была стратегической базой для французского флота в греческом архипелаге. Она была отлично защищена с моря и имела огромные запасы продовольствия и военного снаряжения — отсюда снабжались гарнизоны мелких островов и сюда приходили ремонтироваться французские корабли.

У Ушакова недоставало сухопутных войск и совсем не было осадной артиллерии. Но четыре месяца корабельной блокады Корфу убедили адмирала в необходимости штурма.

На Корфу французы имели следующие силы: 3 000 солдат при 650 орудиях в Старой и Новой крепостях острова и трех промежуточных фортах, а также 500 солдат при 5 артиллерийских батареях на острове Видо, прикрывавшем порт с моря. Кроме того в гавани находилась французская эскадра в составе 54-пушечного линкора «Леандра», 32-пушечного фрегата «Ла-Брюн», бомбардирского корабля и четырёх вспомогательных судов.

Союзная русско-турецкая эскадра насчитывала 12 линейных кораблей, 11 фрегатов и множество мелких судов. Общее количество союзных войск, с учетом греческих повстанцев и части корабельных команд, снятой для помощи десанту, составило около 9 000 человек.

Штурм Корфу начался в 7 часов утра 18 февраля 1799 года с атаки на Видо. Фрегаты «Казанская Богородица» и «Херим-Капитана» подошли на минимальное расстояние и начали обстрел вражеской батареи № 1 на северо-западной оконечности острова. Линейный корабль «Мария Магдалина первая» и фрегат «Николай» начали обстрел батареи № 2.

korfu

Остальные корабли — линейные корабли «Святой Павел», «Святой Пётр», «Захарий и Елисавета», «Богоявление Господне», «Симеон и Анна», фрегаты «Григорий Великия Армении», «Святой Николай», «Навархия», шхуна и посыльное судно, а также турецкая эскадра — начали обстрел остальных батарей острова.

В результате четырёхчасового обстрела были подавлены все пять береговых батарей острова Видо. Поддержку острову попытались оказать линейный корабль «Леандр» и фрегат «Ла-Брюн», но, получив повреждения, были вынуждены отойти под защиту батарей Корфу.

В 11 часов десант в количестве 2160 человек был с двух сторон высадился на Видо и после двухчасового боя остров был взят. Из 800 человек, оборонявших остров, 200 было убито, а 402 солдата, 20 офицеров и комендант острова бригадный генерал Пиврон взяты в плен. Русские потери составили 31 человек убитыми и 100 ранеными. Турки и потеряли убитыми и ранеными 180 человек.

После падения Видо ключ к Корфу был в руках Ушакова. Расположившиеся на захваченном острове русские батареи открыли огонь по укреплениям Новой и Старой крепостей. Их поддержали батареи у деревни Мандуккио и с холма Святого Пантелеймона, линейный корабль «Святая Троица», фрегат «Сошествие Святого Духа», акат «Святая Ирина», шебека «Макарий» и турецкий корабль, стоявший у южной части старой цитадели. После ожесточенного штурма десантом был захвачен весь ряд фортов близ Новой крепости.

На 19 февраля был назначен генеральный штурм Старой и Новой крепостей, но утром французы прислали парламентёров для обсуждения капитуляции. После переговоров 20 февраля 1799 года была принята почётная капитуляция. Согласно её условиям французам разрешалось покинуть остров с обещанием не участвовать в боевых действиях в течение полутора лет.

В плен сдались 2931 человек (в том числе 4 генерала). Военными трофеями победителей стали: 114 мортир, 21 гаубица, 500 пушек, 5500 ружей, 37 394 бомбы, 137 тысяч ядер и т. д. В порту Корфу были захвачены линейный корабль «Леандр», фрегат «Брюне», бомбардирское судно, 2 галеры, 4 полугалеры, 3 купеческих судна и несколько других кораблей. Потери союзников составили около 298 человек убитыми и ранеными, из которых 130 русских и 168 турок.

Взятие Корфу завершило освобождение Ионических островов из-под власти французов, что имело большое военно-политическое значение. На освобождённых островах под временным протекторатом России и Турции была создана Республика Семи Островов, для которой Ушаков даже разработал Конституцию. В течение нескольких лет она служила опорной базой для русской средиземноморской эскадры.

3. Спасение 5 000 жителей Мессины в ходе Сицилийского землятресения 1908 года.

Удивительные подвиги русского флота

В 1908 году на Сицилии произошло страшное землятресение мощностью в 10 баллов. Всего за минуту были полностью уничтожены города Мессина и Реджо Калабрия, где под руинами погибло, по разным оценкам, от 80 000 до 200 000 человек.

Неподалеку от Сицилии проводили военно-морские учения русские корабли Балтийского учебного отряда.

Узнав о трагедии, русские моряки с кораблей «Цесаревич», «Слава», «Адмирал Макаров» и «Богатырь» немедленно прекратили учения и пришли на помощь сицилийцам (рискуя кораблями и своими жизнями, ведь в результате катастрофы морское дно деформировалось и можно было на полном ходу наскочить на скалу или на мель) в районе Мессины.

Взорам моряков открылась страшная картина. От некогда цветущего и благополучного города с населением свыше 160 000 человек остались одни дымящиеся руины. Во многих местах полыхали пожары. На берегу лежали выброшенные волной мелкие суда, набережная и портовые сооружения были разрушены.

Во время перехода шли экстренные приготовления к спасательным работам. Для высадки на берег экипажи кораблей разбили по сменам. Сформировали спасательные команды и снабдили их шанцевым инструментом, водой и продовольствием. В корабельных лазаретах развернули приёмные пункты для раненых, обеспеченные перевязочным материалом и медикаментами. Руководил этим флагманский врач отряда А. Бунге, в прошлом известный полярный путешественник.

messina

Командир крейсера «Адмирал Макаров» капитан 1 ранга В. Ф. Пономарёв, совершил блистательный маневр и ошвартовался в разрушенной гавани Месиины. Русские моряки высадились на берег для оказания помощи горожанам и несколько дней, с помощью лопат и ломов в тяжелейших условиях извлекали из под развалин жителей Мессины.

По словам очевидцев, это был ад: к набережной, увидев корабли, бежали обезумевшие уцелевшие. Большинство были в окровавленных лохмотьях, и все кричали, умоляя русских спасти заваленных землей и камнями родных и близких.

Рискуя жизнью (ведь подземные толчки несколько раз повторялись), русские моряки продолжали раскопки. Четыре спасателя умерли от изнеможения, так как офицерам эскадры не всегда удавалось возвращать личный состав на корабли для отдыха — матросы, гардемарины и офицеры буквально рвались в умирающий город, чтобы откапывать новых и новых выживших.

При этом, потрясали итальянцев честностью: найдя в развалинах банковские сейфы, битком набитый деньгами, русские отбили атаку мародеров (из рухнувшей тюрьмы на волю вышли несколько сот уголовников) и передали властям всю наличность — до лиры. Параллельно, в России начался сбор пожертвований пострадавшим от землетрясения.

Больницы острова были разрушены, поэтому морякам пришлось переправить несколько тысяч тяжелораненых итальянцев в Неаполь — за 400 километров. Моряки русской эскадры спасли не менее 2 000 человек. О русских моряках итальянцы говорили: «Их послало нам само небо, а не море!» и называли «Ангелами с моря».

4. Уничтожение турецкого флота при Чесме (1770 год).

Удивительные подвиги русского флота

Эта победа является Днем воинской славы России. После начала очередной Русско-турецкой войны, в 1768 году Россия отправила эскадру из Балтийского моря в Средиземное к Ионическим островам, чтобы отвлечь внимание турок от зарождающегося Черноморского флота.

Русская эскадра под командованием графа Алексея Орлова и адмирала Григория Спиридова из 9 линейных кораблей, 3 фрегатов, бомбардирского корабля«Гром» и 17-19 вспомогательных судов и транспортов обнаружила большой турецкий флот на рейде Чесменской бухты (западное побережье Турции).

Турецкий флот, которым командовал капудан-паша Гасан-бей, состоял из 16 линейных кораблей, в том числе 84-пушечный «Бурдж-у-Зафер» и 60-пушечный «Родос», 6 фрегатов, 6 шебек, 13 галер и 32 малых судна. Корабли были построены в две линии, при этом фрегаты, шебеки и другие малые суда турок находились ближе к берегу.

Русские корабли с ходу атаковали турецкий флот на рейде. В ходе ожесточенного боя взорвались оба флагмана — русский «Св. Евстафий» и османский «Бурдж-у-Зафер», а остальные турецкие корабли были загнаны в бухту под прикрытие береговых батарей.

В Чесменской бухте турецкие корабли образовали две линии из 8 и 7 линейных кораблей соответственно, остальные суда заняли позицию между этими линиями и берегом. В течение следующего дня российская эскадра обстреливала турецкий флот и береговые укрепления с большого расстояния, а из четырех вспомогательных судов были сделаны брандеры.

chesma

В ночь с 6 на 7 июля линкоры «Европа», «Ростислав» и «Не тронь меня» вошли бухту и стали обстреливать турецкие корабли, а бомбардирский корабль «Гром» и фрегат «Африка» атаковали батареи на западном берегу бухты.

В 1:30 или немного раньше в результате огнянаших кораблей один из турецких линкоров взорвался из-за перехода пламени с горящих парусов на корпус. Горящие обломки от этого взрыва забросали другие корабли в бухте, которые тоже начали загораться.

После взрыва еще одного корабля османов в бухту вошли брандеры. Два из них под командованием капитанов Гагарина и Дагдейла туркам удалось расстрелять, один под командованием Маккензи сцепился с уже горевшим кораблем, а один под командованием лейтенанта Дмитрия Ильина сцепился с 84-пушечным линейным кораблём и был подожжен, а сам Ильин вместе с командой покинул его на шлюпке.

К 2:30 взорвались ещё 3 линейных корабля турок, а к 8:00 утра сгорели все находившиеся в бухте корабли турок, кроме одного — 60-пушечного линкора «Родос», который был вовремя захвачен и выведен в море абордажной командой эскадры.

После Чесменского сражения русскому флоту удалось серьезно нарушить коммуникации турок в Эгейском море и установить блокаду Дарданелл, ведь противостоять ему уже было некому. Это сыграло важную роль при заключении Кючук-Кайнарджийского мирного договора.

5. Открытие Антарктиды русской морской экспедицией под предводительством Михаила Лазарева и Фаддея Беллинсгаузена (1819-1821 годы).

Удивительные подвиги русского флота

Английский первооткрыватель Джеймс Кук, пытавшийся пробиться к Антарктиде, не смог пройти к ней из-за паковых льдов, а у русских моряков это получилось.

31 марта 1819 года адмирал Крузенштерн — один из основателей Русского географического общества, совершивший в паре с Лисянским первое в России кругосветное путешествие, направил письмо морскому министру де Траверсе о необходимости исследования полярных вод. В письме Крузенштерн предложил подготовить две экспедиции — к Северному и к Южному полюсу.

Начальником первой антарктической экспедиции стал Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, а его помощником Михаил Петрович Лазарев.

Для экспедиции снаряжалось два корабля — шлюпы «Мирный» и «Восток». «Мирный» был построен по проекту русских инженеров Колодкина и Курепанова и к тому же достаточно укреплен Лазаревым для предстоящей экспедиции и позже показал свои блестящие качества.

«Восток» же строили британские инженеры и, несмотря на все старания Лазарева, он оказался заметно хуже. Корпус «Востока» оказался слабым для плавания в полярных льдах, и его приходилось неоднократно ремонтировать в ходе экспедиции. Кроме того, он был гораздо медлительнее.

Из-за серьезных поломок купленного у англичан корабля экспедиция была в итоге свернута, хотя могла бы продолжаться значительно дольше.

«Восток» и «Мирный» вышли из Кронштадта 4 июля 1819 года и к декабрю вышла в Южное полушарие. В течение декабря, обследуя окрестности острова Южная Георгия, русские моряки открыли несколько островов и дали им имена участников экспедиции офицеров М.Д. Анненкова, А.С. Лескова, К.П. Торсона и И.И. Завадовского, а группа островов Маркиза де Траверсе получила своё название в честь морского министра.

Юго-восточнее суда прошли к Земле Сандвича, открытой Куком, и выяснили, что это — архипелаг. Ему дали название Южные Сандвичевы острова.

Русские моряки открыли подводные горы в западной части Атлантического океана, простирающиеся на 3 500 километров, о чем писал мичман «Мирного» Павел Михайлович Новосильский: «Теперь очевидно, что от самых Фолклендских островов продолжается под водою непрерывный горный хребет, выходящий из моря скалами Авроры, Южной Георгии, Кларковыми камнями, островами Маркиза де Траверсе, Сретения и Сандвичевыми; вулканическая природа этого хребта несомненна: дымящиеся кратеры на островах Завадовского и Сандерса служат явным тому доказательством».

antarktida

16 января 1820 года экспедиция дошла до точки 69° 21′ южной широты и 2° 14′ западной долготы открыли шестой материк — Антарктиду. 21 января участники вторично видели берег, а 5 и 6 февраля экспедиция подошла почти вплотную к береговым обрывам ледового материка.

Затем, на время антарктической зимы, когда ледовая обстановка осложнилась, суда отправились в плавание по Тихому океану, где было открыто несколько новых островов.

С наступлением антарктического лета экспедиция вернулась в полярные широты. В январе 1821 г. обходя антарктический материк со стороны западного полушария, моряки сделали еще несколько открытий.

Был открыт остров Петра I, но подойти к нему близко мешали льды, поэтому высадка на остров не состоялась. Экспедиция увидела протяженный гористый берег, частично не покрытый льдом, который назвали Землей Александра I.

Затем достигли Южных Шетландских островов (открытых незадолго до этого капитаном английского судна Уильямом Смитом) и нанесли их на карту, а потом открыли три островка, названные острова Три Брата, остров Рожнова, остров Михайлова, остров Мордвинова и остров Шишкова.

От Южных Шетландских островов взяли курс на Рио-де-Жанейро, а оттуда — через Атлантику в Европу и достигли Кронштадта 24 июля 1821 года, пробыв в плавании 751 день.

Всего были открыты 29 островов и 1 материк. За время плавания суда обошли Антарктиду вокруг. Были созданы новые карты, собраны уникальные естественно-научная и этнографическая коллекции, которые хранятся в Казанском университете и сделаны превосходные зарисовки видов Антарктики и обитающих там животных.

Также русскими географами были опубликованы два тома описания путешествия с атласом карт и видов Антарктиды.

6. Взятие Царьграда флотом русского князя Олега Вещего (907 год).

Удивительные подвиги русского флота


Поход к Царьграду дружины князя Олега в виде ладейной рати из 2 000 кораблей и конного войска подробно описан в «Повести временных лет» и завершился подписанием мирного договора в 907 году.

В начале X века в Византии правил император Лев VI Философ, вступивший в конфликт с церковными иерархами из-за 4-го брака. На внутренние конфликты накладывались война с арабами, наступавшими из Малой Азии и болгарским царем Симеоном.

В 907 году из-за претеснений русских купцов в Византии, в поход на Константинополь выступил князь Олег, собравший огромное войско из всех подвластных ему племен и даже вятичей, тогда плативших дань хазарам. Численность экипажа ладьи в те времена равнялась приблизительно сорока воинам, но в поход вышла еще и конная дружина, поэтому всего собралось более 80 000 воинов.

Русская дружина даже не пыталась преодолеть гигантские стены города, а бухту Золотой Рог греки вовремя перекрыли знаменитой цепью.

cargrad

Тогда Олег распорядился вытащить лодьи на берег, поставить их на колеса и, развернув паруса атаковать город с суши. Удачная атакамогла позволить русичам преодолеть передовые укрепления, а высота лодей -облегчить покорение стен.

Испуганные греки не дожидаясь атаки запросили мира и согласились на все условия Олега: заплатить по 12 гривен каждому воину, осуществить отдельные выплаты в пользу князей Киева, Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Любеча и других городов.

Помимо разовых выплат, на Византию была наложена постоянная дань и заключён договор 907 года, регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии. По нему, приходящие в город русские купцы фактически находились на содержании византийских властей и не платили никаких пошлин, а также могли мыться в банях (что было немалой честью, так как в этом отказывали всем негражданам Византии).

После взаимных клятв князь Олег в знак победы прибил свой щит на ворота Царьграда и приказал грекам сшить паруса из шелка и отправился домой.

7. «Потомству в пример» — подвиг брига Меркурий (1829 год).


Удивительные подвиги русского флота


Бриг «Меркурий» был построен на Севастопольской верфи в 1820 году под руководством известного впоследствии корабельного мастера Ивана Яковлевича Осминина и предназначался для несения дозорной службы и разведки. Он был вооружен 18-ю карронадами для ближнего боя и 2-мя трехфунтовыми орудиями, которые использовались либо в качестве погонных (в носу), либо в качестве ретирадных (в корме).

14 мая 1829 года во время войны с турками три русских военных корабля — фрегат «Штандарт» и бриги «Орфей» и «Меркурий» крейсировали на траверзе Пендераклии, когда увидели приближающуюся к ним на горизонте многочисленную турецкую эскадру. Поскольку необходимости принимать неравный бой не было, командир «Штандарта» капитан-лейтенант Павел Яковлевич Сахновский дал сигнал «Взять курс, при котором судно имеет наилучший ход».

Русские корабли повернули в сторону Севастополя. Однако в тот день ветер на море ослаб, и «Меркурию», обладавшему худшими ходовыми качествами, не удалось уйти от погони и он был настигнут двумя самыми крупными и быстроходными кораблями в турецкой эскадре — 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем». На первом корабле находился капудан-паша (адмирал) турецкого флота, а другой шел под вымпелом контр-адмирала. При этом пушки турок не только были более дальнобойными, но и их ядра были в несколько раз тяжелее русских.

Командир «Меркурия», капитан-лейтенант Казарский собрал офицерский совет и все единодушно решили дать бой. Хотя соотношение сил было фантастически неравным — все равно, что бросаться на танк с кинжалом.

Было принято решение попытаться оторваться от противника, а в случае невозможности уйти взорвать все пороховые запасы «Меркурия», сцепившись с одним из неприятельских кораблей. Для исполнения этого решения капитан брига Казарский положил заряженный пистолет на шпиль перед входом в пороховой склад, а кормовой флаг, чтобы тот ни при каких обстоятельствах не спустился, прибили гвоздями к гафелю.

В половине третьего пополудни турки приблизились на расстояние выстрела, и их снаряды стали попадать в паруса и такелаж «Меркурия», а один попал в весла, которыми дополнительно был снабжен бриг, выбив гребцов с банок. Тогда капитан приказал открыть ретирадные порты и сам, вместе с другими офицерами, чтобы не убирать весла и не отвлекать матросов от работы, открыл огонь из ретирадного орудия.

Турецкий «Селимие» попытался зайти в корму брига, чтобы произвести продольный залп, но «Меркурий», уклонившись от первого залпа, сам дал полный залп правым бортом по противнику.

merkuriy

Через несколько минут к левому борту «Меркурия» подошел «Реал-бей», и русский бриг оказался зажатым между двумя вражескими кораблями. Тогда с «Селимие» закричали по-русски: «Сдавайся, убирай паруса!». В ответ на это на бриге закричали «ура» и открыли огонь из всех орудий, а также из ружей по приготовившемся к штурму абордажникам.

Корабли турок также стреляли по бригу, хотя и более редко, так как опасались начать попадать друг в друга. Из-за обстрела на бриге трижды возникали пожары, которые, однако, быстро ликвидировались матросами.

В начале шестого часа удачными выстрелами канонира Ивана Лисенко удалось очень сильно повредить оснастку на «Селимие», после чего корабль отстал, однако разрядил борт в сторону брига.

Около шести часов было нанесено серьезное повреждение и второму неприятельскому кораблю, «Реал-бею». Канониры «Меркурия» смогли перебить несколько его реев, в результате чего упали несколько парусов, закрыв порты носовых пушек и заставив корабль лечь в дрейф для ремонта.

«Меркурий», получивший очень серьёзные повреждения (22 пробоины в корпусе, 133 — в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 — в такелаже и разбиты все гребные суда) и потеряв 4 человека убитыми и 6 ранеными, около 17 часов следующего дня присоединился к флоту, вышедшему ему на встречу из Сизополя.



Победа маленького брига в бою с двумя большими кораблями казалась настолько фантастической, что некоторые специалисты в военно-морском деле отказывались в неё верить. За победу бриг «Меркурий» был награжден кормовым Георгиевским флагом и вымпелом.

8. Подвиг 35-й береговой батареи Севастополя (1942 год).


Удивительные подвиги русского флота

Севастопольскую военно-морскую базу Черноморского флота с моря прикрывали две 305-миллиметровые береговые батареи.

Каждая из них представляла из себя заглубленный в бетон комплекс защитных и сервисных сооружений с двумя установленными сверху башнями в каждой из которых находились два 305-миллиметровых орудия. Снаряды этих мощных башен били на расстояние в 40 километров снарядами весом в 470 килограммов.

Во время второй обороны Севастополя в ходе Великой Отечественной войны обе они сыграли важную роль в сражении за город, но 35-я батарея отличилась особенно, причем в борьбе не с кораблями, а с наземными войсками немцев.

Первые боевые выстрелы 35-я батарея осуществила 7 ноября 1941 года, в начале обороны Севастополя. Целью стала немецкая 132-я пехотная дивизия, осуществлявшая наступление в направлении хутора Мекензи.

Немцы до ужаса боялись ее огня, так как при прямом попадании один снаряд 35-й уничтожал взвод или даже роту противника. Можно было стрелять и по танкам — снаряд в такие малоразмерные цели обычно не попадал, но от мощного взрыва танки разбрасывало и переворачивало, корежа, ломая гусеницы, стволы пушек и пулеметов и все выступающие части.

За два месяца артиллеристы произвели более 300 выстрелов каждым орудием, что привело к полному износу орудийных стволов и вместе с приданными рабочими совершили их замену. Во время работ по замене в декабре 1941 года огонь вела только 2-я башня.

17 декабря 1941 года противник начал второй штурм города и 35-я вела интенсивный обстрел позиций вермахта. В ходе стрельбы 2-я башня взорвалась и была выведена из строя. Около 40 человек орудийной команды погибли.

2-я бронебашня была восстановлена в боевых условиях всего за 2,5 месяца. Восстановительные работы и замену стволов провели рабочие Севастопольского Морского завода им. С. Орджоникидзе.

В июне 1942 года 35-я береговая батарея вела массированный огонь по германским войскам.

После того, как оказалась в окружении и была взорвана 30-я береговая батарея, 35-я оставалась единственным резервом тяжелой артиллерии Севастопольского Оборонительного Района (СОР).

Противник пытался забросать ее авиабомбами, обстреливал сверпушкой «Дора» и сверхмортирой «Густав», но так и не смог причинить ощутимого вреда.

Летом 42-го года защитники Севастополя были прижаты к морю на мысе Херсонес и сплотились вокруг 35-й батареи. Командиру батареи А. Я. Лещенко было приказано организовать прикрытие эвакуации и после израсходования боезапаса взорвать орудия и механизмы.

35 batareya

1 июля 2-я башня произвела обстрел практическими снарядами немецкой 72-й пехотной дивизии, атакующей в районе мыса Фиолент (боевые уже закончились). Последний раз батарея нанесла удар в упор шрапнелью по врагу в район Камышовой балки и, в ночь с 1 на 2 июля, обе башни и силовая станция были взорваны.

Потерны и большинство помещений орудийных блоков не были разрушены, и вплоть до 12 июля 1942 года продолжали служить укрытием для сопротивлявшихся последних защитников Севастополя. Немцы жгли их огнемётами, забрасывали гранатами и морили газом, пока не перебили всех. Но за время обороны Севастополя, да и самой батареи, захватчики понесли чудовищные потери.

9. Поход к Северному полюсу на ледоколе «Арктика» (1977 год).

Удивительные подвиги русского флота

Эта экспедиция была уникальна тем, что Северного полюса впервые в мире достигло надводное судно. То есть корабль был настолько мощным, что сумел проломить многометровый слой льда добираясь туда, а затем и обратно. Ранее полюса достигали только пешком или на собаках.

«Арктика» является одним из десяти атомных ледоколов в мире (все они были построены в России).

Решение о походе на полюс было принято 13 июля 1977 года. Подготовка проходила в Мурманском морском пароходстве. Разработка маршрута этого похода для исследователей полярных льдов была новой задачей. Экипаж судна (примерно 150 моряков) для экспедиции был усилен научными и техническими специалистами, в этом рейсе на борту судна было 207 человек.

Ледокол следовал через Карское море в море Лаптевых, пройдя проливом Вилькицкого. Достигнув 130 меридиана, экспедиция повернула на север и придерживалась этого направления вплоть до достижения Северного полюса. Фактически судно следовало по пологой дуге между 125 и 130 градусами восточной долготы.

Àòîìíûé ëåäîêîë "Àðêòèêà" â Êàðñêîì ìîðå.

Было важно выйти точно на точку полюса, что было непростой задачей для навигационных приборов того времени. 17 августа 1977 года в 4 часа утра по московскому времени атомный ледокол впервые в мире достиг в активном плавании географической точки Северного полюса, где был поднят флаг СССР и оставлены несколько памятных артефактов.

«Арктика» провела на вершине мира 15 часов, за это время научные сотрудники экспедиции провели запланированные исследования и наблюдения. Стоянка позволила водолазам проверить состояние винтов ледокола, после положительного заключения ледокол был готов отправиться в обратный путь в Мурманск. Так же, как и дорога к полюсу, путь от полюса был проложен по дуге в обход Земли Франца-Иосифа между 55 и 40 градусами восточной долготы.

В результате экспедиции была практически доказана возможность осуществления круглогодичной навигации по кратчайшим маршрутам Северного Ледовитого океана, а также возможность транзитного прохождения Северного морского пути и проведены несколько важных научных исследований.

10. Подвиг подводной лодки С-13 капитана Маринеско, разом утопившей экипажи для всех подлодок немецкого флота (1945 год).

Удивительные подвиги русского флота

В апреле 1943 года капитан III ранга Александра Маринеско. воевавший с 1941 года, был назначен командиром подводной лодки С-13, на которой прослужил до сентября 1945 года.

В нескольких боевых походах С-13 потопила несколько немецких кораблей. Самой громкой победой лодки было потопление немецкого парохода «Вильгельм Густлов». Это случилось 30 января 1945 года.

Транспорт «Вильгельм Густлов» шел без конвоя (торпедолов вернулся в порт Готенхафен, получив повреждение корпуса при столкновении с камнем, в сопровождении второго судна из состава приданного эскорта). Из-за нехватки топлива лайнер шел прямым курсом, без выполнения противолодочного зигзага.

marinesko

С-13 обнаружила лайнер в районе Штольпмюнде (возле Данцига) и атаковала «Вильгельм Густлов» несколькими торпедами. В результате — пароход быстро легна борт и затонул.

По разным данным, в ходе этой атаки погибло от 4 000 до 8 000 немецких подводников. По мнению капитана I ранга Александра Евстафьевича Орла, погибших немецких подводников хватило бы для укомплектования 70-ти подводных лодок среднего тоннажа.

Таким образом, это стало самой громкой победой одиночного корабля во Второй Мировой войне. В этом же походе лодка Маринеско уничтожила транспорт «Генерал Штойбен», на котором уходили из Кенигсберга около 3 500 нацистов.


Источник
Понравилось? Поделись с друзьями:

Следующая новость > < Предыдущая новость
Myrussia рекомендует
Необходимо авторизоваться, чтобы оставлять комментарии на сайте
Первый в России сайт о России! Подпишись, порадуй Русь-матушку!